Хазипов И.И. МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ЕВРОПЕ И ФЕНОМЕН РОСТА ВЛИЯНИЯ ПРАВЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ

07 / 10 / 19 Автор: Александр Александров

Статья опубликована «в порядке обсуждения». Автор сам несет ответственность за точность данных и корректность оценок. Вопросы и комментарии можно оставлять на странице, где размещен доклад. При комментировании необходимо представляться.

 

Аннотация. Данная статья посвящена одному из факторов возрождения национализма в современной Европе – миграционным процессам. Автор анализирует миграционные процессы в государствах Европейского Союза и взаимосвязь этих процессов с ростом популярности правых политических партий.

Основная цель данного исследования – изучить современную ситуацию, связанную с миграционным кризисом в ряде стран Евросоюза, как один из факторов возрождения национализма. Автор рассматривает внешние миграционные потоки в Европу, как первопричину существующей сегодня проблемы взаимодействия мигрантов и местного населения. В статье исследуется проблема интеграции мигрантов в принимающее общество, вопросы усиления влияния диаспор и общин мигрантов, их активное включение в политическую жизнь, противопоставление традиционных и религиозных ценностей мигрантов нормам морали, принятым в европейских обществах.

Ключевые слова: миграционный процесс, кризис, национализм, политические институты, границы, выборы.

 

  1. Введение

Обострение социально-экономических и культурно-этнических проблем, растерянность и неготовность к комплексному решению проблем европейскими правительствами в настоящее время ведет не только к разочарованию и недовольству европейцев, но и провоцирует распространение разнообразных национал-социалистических идеологий и организаций. Объективные процессы исторического развития, такие как международный финансовый кризис и его последствия, резкое сокращение социальных гарантий и общее ухудшение благосостояние граждан Европы, ухудшение рабочего законодательства, могут подтолкнуть европейский мир в объятия самых радикальных течений.

Без сомнения, Европа никогда прежде не сталкивалась с миграционным кризисом такого масштаба, который продолжает набирать обороты по мере ухудшения ситуации на Ближнем Востоке. И, судя по всему, политические институты Евросоюза оказались не готовы к преодолению внезапных препятствий. Неспособность выработать общую позицию в странах, которые связаны как экономически, так и политически, а также практически полное отсутствие границ в Шенгенской зоне привели к расколу и хаосу.

Естественно, что в таких условиях, когда правительство колеблется в принятии едва ли не самых важных решений в новейшей истории, предпринимаются попытки сформировать новую силу, способную к решительным действиям и готовую заполнить образовавшийся вакуум. Набирают популярность самые радикальные тенденции, готовые, как кажется тогда, здесь и сейчас предложить выход из кризиса.

  1. Методы

При подготовки данной работы использовались такие методы, как обзор электронных ресурсов, политических изданий, анализ и синтез.

  1. Результаты и обсуждение

Обратимся к современной ситуации в странах Евросоюза на примере Французской республики. Так, несмотря на то, что националистические взгляды партии Национальный фронт пропагандировались с самого начала ее существования, наибольший отклик у электората они нашли именно в наши дни. Такая ситуация весьма показательна для понимания происходящих политических процессов в современной Европе, которая очень быстро начинает превращаться в национализм и правоцентризм.

Показательны президентские выборы во Франции, в результате которых победу одержал представитель партии социалистов, а третье место досталось лидеру Национального фронта [8]. Затем убедительная победа социалистов на выборах во французский парламент, победа националистов на выборах в Венгрии. Борьба между правыми и левыми радикалами на перевыборах в парламент Греции показывают, что в ближайшее время голоса европейцев будут отданы двум политическим силам: социалистам и национал-социалистам. В ряде стран, где социалисты практически победили, например, во Франции, их действия смогли вызвать у населения активный отклик, но в то же время не принесли действительного реального успеха. Французское социалистическое правительство не планирует отказываться от своих планов, граждане же в свою очередь, не думают сдаваться и скатываться в средневековые условия труда, поэтому следует ожидать дальнейшего противостояния между двумя сторонами баррикад — правительством и народом. Более того, Франция практически не была готова к полному краху так называемой идеи толерантности, мультикультурализма и наплыву мигрантов. Как итог, Франция приняла на себя первый удар террористических актов [6]. В результате, все это привело к подъему националистических настроений в Республике.

На данном этапе развития ситуации совершенно очевидно, что на предстоящих выборах в Республике социалистические силы уже однозначно не смогут победить и уступят место более радикальной и решительной политической силе. В процессе обострения конфликтной ситуации между европейцами и приезжими мигрантами, которые не желают признавать традиции и обычаи принявшего их народа, идея защиты не только своих ценностей, но и своего национального достоинства по отношению к «варварам», бесцеремонно разрушающим их мир, будет скорее всего, набирать популярность среди европейцев. Именно в этих условиях семена национализма не только прорастут, но и расцветут махровым цветом.

Народный фронт вроде как приостанавливает основную часть преступлений, которые совершены во Франции, в частности в пригородах иммигрантами. Исходя из этого, восстановление правопорядка и безопасности в стране тесно взаимосвязано с репатриацией иностранцев на родину и дальнейшим ограничением их дальнейшего въезда.

Эксперты в качестве причин роста популярности националистов видят следующие три проблемы: приток мигрантов, наличие угрозы терроризма и последствия кризиса греческого долга. Так, первые две указанные причины принято рассматривать как наиболее убеждающие в ракурсе последних событий на территории Европы.

Миграционный кризис 2015 года, ставший крупнейшим со времен Второй мировой войны, видится серьезным вызовом для Европы. Если в 2013 году в ЕС прибыло 550 тысяч, а в 2014-м — 780 тысяч, то в 2015-м — более 1,3 миллиона, в том числе более 500 тысяч из Сирии и Ирака и более 250 тысяч — из Афганистана. Еще 22 тысячи человек погибли, пересекая Средиземное море. В 2016 году общее число беженцев также приблизилось к 1,3 млн, и только в 2017 году сократилось вдвое, но все равно во много раз превысило показатели 2010-2012 годов [6].

Практически более трети всех беженцев были приняты Германией. Еще 10-11% приняли Франция, Италия и Швеция. Наибольшее пропорциональное бремя несли Венгрия и Швеция. Кризис не только вызвал логистические и гуманитарные трудности для стран ЕС, но также нанес очень серьезный идеологический удар по многим сегментам европейской политики. Вопросы иностранного языка и инокультурной среды, ценности поликультурного общества, системы социальной защиты, проблемы рынка труда, национальных гетто, безопасности на улицах вдруг стали актуальными в реальности, а не в теории.

Приведем пример результатов мониторинга исследовательской компании GlobeScan,  согласно которым Германия стала лидером по уровню неприязни населения к идеям космополитизма и мультикультурализма. В рамках социологического исследования респондентам был задан вопрос, чувствуют ли они себя в первую очередь гражданами своей страны или «людьми мира». И только 4% граждан Германии твердо заявляют, что ассоциируют себя с «людьми мира». С 2009 года доля немцев, склонных к идее преимущества» мирового гражданства», снизилась с 43% до 30 % [2].

Современная ситуация кардинально отличается от предыдущих волн миграции. В связи с большим наплывом мигрантов, которые исповедуют ислам, например, в Германии, например, стоит вопрос: Можно ли считать Германию «мусульманской страной», как однажды сказал президент Германии (2010-2012) христианский демократ Кристиан Вольф.

В частности, итоги выборов в бундестаг 24 сентября 2017 года, вероятно, вызвали головную боль у партийных лидеров из первых двух ведущих политических сил, ХДС / ХСС получила 32,9% голосов, СДПГ-20,5. Абсолютный рекорд был установлен компанией ADH, которая приобрела популярность благодаря своему подходу к вопросу миграции. Она набрала 12,6% с первого раза, хотя никогда раньше не была в федеральном парламенте. Вернувшись в Бундестаг СвДП достигла хорошего показателя-10,7%. Оппозиционная Левая партия набрала 9,2%. На последнем месте оказались Зеленые-8,9%. АдГ таким образом стала третьей политической силой и получила солидное представительство-94 депутата. ХДС / ХСС получила 246 мест, СДПГ-153, СвДП-80, Левая партия-69, Зеленые-67. Как видим, после выборов в Бундестаг в 2017 году произошли заметные изменения. В этом последнем 19-м законодательном органе, благодаря новому закону, число депутатов Бундестага увеличилось с 630 до 709 [8].

После многомесячных переговоров была кропотливо сформирована большая коалиция ХДС/ХСС и СДПГ. Канцлером очередной раз стала Ангела Меркель, на которую оппозиционные силы, а также часть политической и экономической элиты взвалили ответственность за ситуацию с мигрантами. Однако не стоит сбрасывать со счетов, что Меркель в итоге свалила вину за события знаменитой новогодней ночи с 2015 по 2016 год на площади у Центрального вокзала возле знаменитого Кельнского собора, когда выходцы из стран Магриба издевались над немецкими молодыми женщинами. Меркель тогда сумела обвинить местные власти, обвинив их в бездействии.

Разумеется, что аналогичные вещи пробудили недовольство немецкого народонаселения и рост настроений в поддержку АДГ. Нельзя сказать, что «Альтернатива для Германии» фокусируется только на теме миграции. Но это для нее главное и, как показали результаты выборов, выигрышное. Партия выступает за принятие социально справедливого налогового законодательства; за реализацию политики, направленной на стимулирование рождаемости; за укрепление порядка в стране. Некоторые члены ADH выступают за отказ от Евро и возвращение к немецкой марке. Правые радикалы считают безусловное участие Германии в еврозоне неприемлемым. Однако партия выступает против роспуска Евросоюза, считая его полезным для Германии [8].

АДГ привлек протестный электорат, выступавший против «наводнения» страны иммигрантами. Общество резко отреагировало на победу АдГ, мнения разделились.

До сих пор в Германии ведущими считаются две «народные» партии-ХДС / ХСС и СДПГ. Однако популярность ХДС и ее главы Меркель начала снижаться после того, как канцлер в 2015 году заявила, что беженцы могут свободно приезжать в Германию. Поддержка СДПГ упала еще больше, благодаря тому, что с 2005 года она трижды участвовала в подчиненном государстве в правительственной коалиции во главе с Меркель.

Из — за разных подходов к миграционным вопросам у Меркель лично и ХДС возникли трения с другой партией единого блока-Христианско-социальным союзом, занимающим лидирующие позиции в Баварии, и ее лидером Х. Зе-Хофером. В центре полемики остается вопрос: как регулировать поток мигрантов, которые продолжают прибывать в страну? Хотя этот поток уменьшился из-за шагов, предпринятых в 2016-2017 годах: например, соглашение с Турцией о том, что благодаря выделенным ей ЕС деньгам она составляет 3 млрд. она обещала стать барьером для иммигрантов, которые намеревались достичь своей цели и обосноваться в ЕС, особенно в Германии, где, как им известно, они получат сверхвысокие по меркам своих стран материальные блага и подходящее жилье [8].

Среди регуляторных нововведений были усилены бюрократические структуры, занимающиеся оформлением документов мигрантов. Возросла скорость обработки документов. И самое главное: вопрос подлежит правовому урегулированию, Бундестаг уже несколько месяцев работает над разработкой нового закона «О беженцах и мигрантах», который, вероятно, как считают депутаты, сократит приток и облегчит выдворение тех, кто не соответствует соответствующим критериям пребывания в Германии. Хотя вопрос не теряет своей актуальности, как показывает полемика, едва не приведшая к отставке правительства летом 2018 года. между сторонником более жесткой линии по миграции Х. Зеехофером и А. Меркель. По предложению министра можно было ограничить прием членов семей тех, кто уже «въехал» в Германию в последние годы, цифрой 2000 в месяц. В противном случае немецкая «миграционная система» грозила рухнуть. Беженцы, прибывшие в большом количестве в 2015 году, в основном из Сирии, имеют право посещать членов своих семей, а таких набралось бы только в 2018 году 268 тысяч.

Тем не менее, несмотря на принятые в спешке меры по регулированию потока мигрантов, этот вопрос по-прежнему остается главным в политической жизни Германии. Ответ на него заставляет политические силы занять позицию, от которой во многом зависит их поддержка со стороны рядовых избирателей.

По официальным данным, в 2015 году на границах Европейского Союза было зарегистрировано более 1,8 млн незаконных пересечений, а с начала 2016 года Европейское агентство по координации охраны внешней границы зафиксировало 140 тыс. незаконных пересечений внешней границы ЕС, что на 600% превышает прошлогодние показатели за аналогичный период [3]. Все эксперты сходятся во мнении, что в ближайшее время число мигрантов в Европу не уменьшится.

Проблема мигрантов подтолкнула европейский мир и, прежде всего, простых граждан к осознанию ошибочности идей мультикультурализма и провала мягкой, безболезненной интеграции народов. Столкнувшись с комплексом проблем, европейцы пришли к осознанию ошибочности своих надежд в области безграничной толерантности и терпимости.  А практика жизни показала, что гарантированное признание права мигрантов быть разными со стороны принимающей страны абсолютизируется и приводит к совершенно неожиданным результатам. Признание и уважение со стороны местных жителей зачастую порождает феномен собственного превосходства мигрантов. Некоторые национальные меньшинства в высшей степени снижают свою национальную культуру, религию и образ жизни. Часто приезжие в Европу пытаются навязать свои идеалы коренному населению. Открытость, толерантность, требования первичной интеграции (знание языка, уважение демократии, необходимость работать и др.) часто отвергаются, что фактически противоречит самой сути глобализационных процессов и больше подходит для определения действий завоевателя. То же самое касается и вопроса диалога культур в рамках европейских фундаментальных ценностей. Многие мигранты игнорируют такие понятия, как демократия, терпимость, уважение прав и свобод человека, верховенство закона, свобода слова. В этих условиях можно говорить о реальном культурно-цивилизационном противостоянии  [2].

Изначально мультикультурализм задумывался как принцип взаимной толерантности культур и их носителей. Хотя она была основана на требовании параллельного существования различных культур, предполагалось, что в рамках европейской культуры будет происходить процесс взаимного проникновения, обогащения и дальнейшего развития. Сторонники европейского мультикультурализма наивно надеялись, что благодаря демократии процесс инкорпорирования элементов культуры выходцев из стран «третьего мира» в их собственное культурное пространство и наоборот, будет происходить естественно и органично. Однако осознанием ложности такого понимания мультикультурализма стала идея политкорректности.

В этих условиях набирают популярность правые националистические силы. В Германии такой силой, быстро набиравшей политические очки, стала партия ПЕГИДА («Патриотические европейцы против исламизации Запада»), которую демонстрируют более 30 тыс. человек. Главными лозунгами партии являются призывы «за сохранение нашей культуры», «против религиозных войн на немецкой земле». Показательна также Ситуация в Австрии, где кандидат от «Партии свободы» выиграл первый тур президентских выборов (за него проголосовало более 36% избирателей) и проиграл выборы второго тура, уступив лишь 0,6% своему оппоненту [10].

Распространение национализма в Европе рассматривается как попытка европейцев не только отреагировать на своеобразный «упадок Европы», потерю ее экономических и политических рычагов влияния в мире, но и способ сохранить Европейский Союз как таковой. Приток мигрантов, невозможность договориться о квотах на их расселение, установление внутренних таможенных барьеров и угроза терроризма – очень серьезная угроза для Конфедерации. Все это естественным образом порождает европейский национализм и стремление к сохранению независимости. Именно поэтому практически все националистические партии Европы вместе с проблемой миграционных потоков обсуждают вопросы противодействия процессам глобализации, протекционизма, сохранения экономической независимости от своих американских партнеров и создания многополярного мира на геополитическом пространстве.

На сегодняшний день миграционный кризис в Евросоюзе уже зашел достаточно далеко, многие политики и видные общественные деятели также отмечают критичность ситуации. Европейский Союз в настоящее время реализует значительное количество программ по насильственной европеизации мусульманских иммигрантов. Однако, несмотря на это, доля арабского населения в ряде стран ЕС увеличилась примерно на 50%, что свидетельствует о сложности и даже невозможности полного подчинения арабских иммигрантов европеизации; кроме того, такие программы могут повысить риск создания благоприятной почвы для формирования экстремистских террористических движений. Неудивительно, что подавляющее большинство европейцев резко выступают против идей мультикультурализма и политики открытых границ. Этим объясняется возрождение европейского национализма в Европе и мире. Однако очень интересной особенностью новых националистических тенденций является то, что жители ЕС не хотят вступать ни с кем в военные столкновения, их главная задача-отстаивать свои национальные интересы.

Серьезной проблемой является то, что мигранты, как правило, в основной массе низкоквалифицированы или вообще не имеют специализации. Кроме того, проблемой является дальнейшая экономическая интеграция детей иммигрантов в европейских странах, так как среди детей иммигрантов гораздо меньше тех, кто получает высшее образование.

  1. Выводы

Исходя из всего вышесказанного, можно предположить, что в результате глобализации и смешения культур такая довольно значимая политическая сила, как национализм, будет расти и развиваться в разы активнее. Схожую ситуацию можно наблюдать после проведенных выборов в ряде наиболее либеральных стран ЕС. Все аналогичные проявления роста националистических партий в Европе обусловлены в первую очередь, сокращением численности коренного населения и резким увеличением числа иммигрантов. Давно не приоритетное место христианской религии и обеднение европейской культуры также играют весомое значение в возрождении национализма. Часть населения, которая еще не утратила своей самобытности, чувствует себя так, словно его захватывают. В таких случаях у адекватного человека проявляется совершенно нормальное желание оградить себя и близких избавиться от давления иммигрантов, за которое как ни странно стоит стеной большинство лидеров ультраправых партий стран ЕС.

В случае прихода к власти этих политических сил можно, конечно, ожидать как положительного, так и противоположного эффекта. К преимуществам можно отнести такие факторы, как возрождение и защита национальной идентичности, ценностей и религии, сокращение эмиграции. В качестве негативного эффекта могут выйти на сцену такие последствия как превращение здорового национализма в радикальный национализм, а впоследствии и шовинизм, что, как показывает опыт прошлых лет, ведет не к расцвету государства, а к его быстрому упадку.

  1. Заключение

Таким образом, формируются перспективы существования Европы, как некого единого пространства, населенного иммигрантами, что, однако, не устраивает существенную часть коренного населения, которое готово об этом открыто заявлять, несмотря на свои идеологические предпочтения и насильные «прививки» евротолерантности. В качестве способа противодействия росту политического представительства правых сил, можно отметить успешные примеры Венгрии и Польши, когда лозунги правых успешно использовали местные консервативные силы – партии Фидес» (Венгрия) и «Право и Справедливость» (Польша), тем самым сохранив свое политическое влияние.

Однако, несмотря на отдельные успехи консервативных партий, европейский консерватизм XXI века в настоящее время сложно дифференцировать, как отдельное направление европейской политической повестки, в контексте развития толерантности в ее гипертрофированной форме. В этой связи, большинство классических консервативных идей считаются в современной Европе радикальными.

Таким образом, рамки гипертрофированной толерантности и политкорректности вызвали глобальный кризис идей евроконсерваторов, что в конечном итоге является причиной миграции консервативного электората в сферу влияния правых партий и можно сказать, что именно сегодняшняя идейная слабость традиционных европейских консервативных партий способствовала выходу в большую европейскую политику правым радикалам.

 

Список литературы

 

  1. Агафошин М.М. Факторы миграции населения арабских стран Азии в ЕС / М.М. Агафошин //Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Естественные науки, 2017. № 2 (18). С.56–64.
  2. Бугакова Е. А. Миграционный кризис в Европе и попытки ЕС найти его разрешение // Молодой ученый. — 2016. — №5. — С. 571-573.
  3. Как вера во всемирную глобализацию превратилась в утопию [Электронный ресурс] // URL https://www.pravda.ru/world/15-08-2017/1345023-globalization_nationalism-0/ (Дата обращения: 24.08.19)
  4. Катков И.Е. Возрождение национализма в современной Европе// История, политология, социология, философия: теоретические и практические аспекты: сб. ст. по матер. I-II междунар. науч.-практ. конф. № 1-2(1). – Новосибирск: СибАК, 2017. – С. 34-38.
  5. Кризис с мигрантами в Европе в 2015-2016 годах [Электронный ресурс] // URL: https://ria.ru/spravka/20160414/1410128475.html (Дата обращения: 23.08.19)
  6. Миграционный кризис в Европе [Электронный ресурс] // URL: http://rusrand.ru/analytics/migracionnyy-krizis-v-evrope (Дата обращения: 24.08.19)
  7. Миграция в Европе: преодоление кризиса солидарности [Электронный ресурс] // URL: http://carnegie.ru/2017/02/09/ru-pub-67923 (Дата обращения: 30.08.19)
  8. Статистика иммигрантов // Central Intelligence Agency [US]. [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://www.cia.gov/Library/publications/the-world-factbook/fields/2177.html/ (дата обращения: 09.09.2019).
  9. Три вида национализма в Европе: классический, макро и региональный [Электронный ресурс] // URL: http://dialogs.org.ua/ru/cross/page27326.html (Дата обращения: 23.08.19)
  10. Шилович Н. Н. Правовые основы противодействия нелегальной миграции в Европейском Союзе // Современная юриспруденция: тенденции развития: материалы международной заочной научно-практической конференции. Новосибирск, 2013 // СибАК. URL: http://sibac.info/2009–07–01–10–21–16/50–2011–12–21–06–47–18/2011–12–21–06–47–43/7376–2013–04–19–01–10–51 (дата обращения: 06.09.2019).

Комментарии

8

Василь:

Добрый день Ильнур! Уточните пожалуйста на какие источник вы опирались своем исследовании?

Ильнур Хазипов:

Здравствуйте! Для понимания проблемы с точки зрения социологии источником были использованы данные Евробарометра и бьюцентра , для понимания происходящих политических процессов в связи с миграционным кризисом использовались данные информационного портала «phoenix»

Рустем:

А Вы уверены, что есть смешение культур?

Ильнур Хазипов:

Благодарю Вас за вопрос! При таком количестве мигрантов это неизбежно, в европейском социуме за 4 года становится заметен процесс аккультурации. Это связано с навязыванием иммигрантами их родной культуры. Для подтверждения своего убеждения, могу сказать так же , что опираясь на историю и опыт стран, являющихся лидерами в своем регионе по уровню жизни, сюжет развития Европы определенно будет только сильнее сталкиваться со смешиванием культур.

Устюжанин Андрей Владимирович:

Добрый день! Можно ли считать модель поведения властей Франции по отношению к миграционной политике общим критическим состоянием Европейского Союза 21 века?

Ильнур Хазипов:

Несомненно, это поведение можно считать крахом идеи мультикультурализма и идеи толерантности. Однако, критической ситуацией назвать это сложно. Ввиду резкого наплыва мигрантов, к которому Европа не была готова, было ожидаемо, что в ближайшее же время произойдет ряд инцидентов, которые могут привезти к изменению миграционной политики в целом. Мое личное мнение, что ужесточение правил является лишь частью взаимосвязанных политических процессов, которые были предусмотрены заранее. В дальнейшем, вопрос ужесточения может утрястись, но на это нужно еще время.

Ильнур Хазипов:

Несомненно, это поведение можно считать крахом идеи мультикультурализма и идеи толерантности. Однако, критической ситуацией назвать это сложно. Ввиду резкого наплыва мигрантов, к которому Европа не была готова, было ожидаемо, что в ближайшее же время произойдет ряд инцидентов, которые могут привезти к изменению миграционной политики в целом. Мое личное мнение, что ужесточение правил является лишь частью взаимосвязанных политических процессов, которые были предусмотрены заранее. В дальнейшем, вопрос ужесточения может утрястись, но на это нужно еще время.

Добавить комментарий
Нажимая кнопку "Оставить комментарий" вы даете согласите на обработку ваших персональных данных
Другие доклады
Хазипов И.И. МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ЕВРОПЕ И ФЕНОМЕН РОСТА ВЛИЯНИЯ ПРАВЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ 07 / 10 / 19

Статья опубликована «в порядке обсуждения». Автор сам несет ответственность за точность данных и корректность оценок….

Сидоров А.С. Демографические последствия конфликта в Южном Судане 07 / 10 / 19

Статья опубликована «в порядке обсуждения». Автор сам несет ответственность за точность данных и корректность оценок….

Мануэль Алехандро Бернал Альварез Ситуация с беженцами центрально-американских стран как гуманитарный кризис и роль США в ее решении 05 / 10 / 19

Статья опубликована «в порядке обсуждения». Автор сам несет ответственность за точность данных и корректность оценок….